ARCHINFO.RU

Библиотека Конгресса | все...

Просвещение & Образование | все...

Творческий портрет & интервью | все...

Развитие территорий | все...

Дата публикации:
30.01.2008
версия для печати
Зачем нам "варяги"?


Своим мнением по поводу ситуации, сложившейся с проектированием олимпийских объектов для Зимних игр в Сочи, делятся президент Союза архитекторов России, народный архитектор России, академик архитектуры Юрий Петрович Гнедовский и президент Союза московских архитекторов, заслуженный архитектор России Виктор Николаевич Логвинов.

Ю.П. Гнедовский: Прежде чем Россия получила право на проведение Зимней Олимпиады 2014 года, в нашей стране была проведена большая подготовительная работа. Американской компании ХОК была заказана заявочная книга, где зафиксированы все мероприятия, связанные с подготовкой, организацией и проведением Олимпиады, в том числе перечислены объекты, которые должны обеспечивать проведение Игр. При этом определялось не только их расположение на местности, но и предполагаемый архитектурный облик в виде эскизных проектов этих сооружений. Эта работа была проделана американской компанией ХОК на тот момент, когда Россия только вступила в борьбу за право проведения Зимних игр.

Параллельно с этой подготовительной компанией по инициативе Г.О. Грефа при Министерстве экономического развития и торговли в структуре Координационного совета, объединявшего всех участников подготовки к Играм, был создан Архитектурный совет, членов которого попросили рассмотреть ход проектных работ по всем разделам подготовки будущей Олимпиады. Проанализировав представленные материалы, мы высказали ряд критических и вполне, на наш взгляд, обоснованных замечаний.

На генплане олимпийского комплекса в Имеретинской низменности, выполненном в соответствии с концепцией американской компании ХОК, хорошо заметен центральный круглый участок, в котором предлагается разместить основные олимпийские объекты: стадион на 45 тыс. зрителей и крытые ледовые арены. В центре круга — искусственный водоем с амфитеатром — Площадь награждения, вокруг которой группируются все объекты.

Недостатком данного генплана является то, что этот круглый участок территории искусственно вырезан в природном ландшафте Имеретинской низменности, а главные олимпийские объекты сориентированы на его центр, несмотря на то, что рядом находится море. Далее. По границе всей территории комплекса проходят железная дорога и автомагистраль для доставки гостей Олимпиады к спортивным объектам, что еще более отчуждает центральную часть комплекса от моря. Мало того, эта транспортная инфраструктура вторгается в пределы существующего поселения, находящегося в приморской части, где, в том числе, с давних пор живут наши старообрядцы, и их кладбище оказывается в центре застраиваемой территории. Еще один недостаток: данное предложение игнорирует соседей слева — Олимпийскую деревню и другие объекты Олимпиады, от которых центральная зона отрезана. И, наконец, последнее: на территорию Олимпийского комплекса попадают охраняемые природные зоны — озера, где гнездятся редкие птицы, а также земли совхоза «Южные культуры».

В целом, генплан очень схематичен и разработан без учета природных, исторических и культурных особенностей этого места. Поэтому, не дожидаясь принятия решения Международного Олимпийского комитета (МОК) о месте проведения Зимних Олимпийских игр 2014 года, в доме творчества архитекторов «Суханово» мы организовали трехдневный проектный семинар, на который собрались наши ведущие архитекторы и выработали предложения по изменению планировки олимпийского комплекса в Имеретинской низменности.

Мы решили, что, во-первых, должен быть некий компонент, объединяющий всю низменность, и в таковом качестве предложили создать параллельно морскому берегу парк, в который войдут существующие естественные озера, и на эту зеленую зону сориентировать все спортивные объекты.

Во-вторых, вместо искусственного пруда образовать динамичную дугу, устремленную на мачту с олимпийским огнем, главный стадион и Площадь награждения с амфитеатром. Что касается конкретных объектов. Поскольку их проектирование уже идет полным ходом, то мы решили не покушаться на их архитектурный облик, а объединить их галереями и сформировать единую цепочку. Галереи нужны потому, что в феврале, когда будет проходить Олимпиада, идут дожди, а летом очень жарко, притом что после окончания Игр этот комплекс должен существовать как общественный центр, являющийся частью нового большого Сочи. Часть олимпийских объектов сохранят свою спортивную функцию, а другие, в соответствии с уже предложенными проектами, превратятся в выставочные и многофункциональные залы. Другими словами, это будет большой общественный комплекс международного класса, который должен действовать в разные периоды года в течение длительного времени.

После того как наши архитекторы сделали альтернативное планировочное предложение, была проведена международная дискуссия, в которой приняли участие и авторы заявочной книги, и те, кто разрабатывал отдельные объекты. Результаты дискуссии нельзя трактовать однозначно — не было бесспорной победы или явного поражения ни одной из сторон. Тем не менее, приятно отметить, что представители Скандинавских стран в первую очередь обратили внимание на экологический раздел двух генпланов и отметили, что предложение российских архитекторов демонстрирует исключительно трепетное отношение к природному ландшафту, чем, к сожалению, не отличается концепция авторов заявочной книги. И второе: наш генплан предполагает создание единого комплекса, а на американском предложении — отдельно стоящие здания, разной высоты, масштаба и архитектуры, никак между собой не сообщающиеся. Вдобавок ко всему, они розданы в разные проектные организации, каждая из которых проектирует, не зная, что происходит у соседа.

Почему заявочная книга формировалась без участия российской стороны? Потому что, во-первых, нужно было создать эту книгу в очень сжатые сроки, а у нас в стране в настоящее время нет структуры, которая бы сразу комплексно рассмотрела все аспекты подготовки к Олимпиаде. Кроме того, в соответствии с действующими правилами Международный Олимпийский комитет должен дать свои рекомендации в отношении того, кто именно может составить заявочную книгу. Такие рекомендации последовали, и поэтому заявочная книга была разработана той организацией, которой доверяет МОК, и она, по-видимому, а может быть и наверняка, повлияла на общее позитивное решение в пользу России. Такова цена нашей победы. Вызывает недоумение другое: почему перед тем, как приступить к проектированию уже конкретных объектов, не был созван архитектурный совет? Почему были проведены тендеры между какими-то второстепенными проектными организациями и многие заказы на проектирование «ушли» за границу? К сожалению, на эти вопросы я не могу ответить.

Сейчас ситуация изменилась, кабинет министров возглавил новый премьер, пришли новые люди, ответственные за подготовку к Олимпиаде, в том числе — за проектирование и строительство олимпийских объектов, и теперь надо все начинать сначала. Единственное, чего я опасаюсь, что ввиду недостатка времени будет принято решение ничего не менять и построить так, как было предложено и зафиксировано в заявочной книге.

В.Н. Логвинов: При сравнении двух генпланов — того, что разработан на основании концепции, вошедшей в заявочную книгу, и предложенного нашими архитекторами, становится очевидным масштаб градостроительной ошибки, которую можно допустить, как минимум, в части экологии, если не следовать цивилизованным методам отбора архитектурных решений.

Мировая практика свидетельствует, что на сегодняшний день есть только один способ выбора, позволяющий избежать в будущем тяжелых последствий — проведение архитектурного конкурса. Если бы в свое время такой конкурс был организован, многие проблемы, связанные с американской концепцией, разрешились бы еще на самом раннем этапе проектных работ. Между прочим, решение, выработанное нашими архитекторами в «Суханово», которое, по крайней мере, с позиции экологии, на голову выше того, что зафиксировано в заявочной книге, тоже родилось в результате товарищеского конкурса. В нем участвовали 6 команд, в состав которых вошли ведущие архитекторы России. В связи с этим я хочу привести один интересный факт. Только что в Санкт-Петербурге подведены итоги конкурса на проект нового конгресс-центра в Стрельне. Это огромное сооружение, невиданное доселе в России ни по масштабам, ни по значимости. Показательно то, что, не доверяя российским архитекторам — к сожалению, это относится ко многим представителям наших властных структур, организаторы объявили два параллельных конкурса: один закрытый, среди архитектурных звезд мировой величины, а другой открытый, для российских участников. Так вот, будучи членом жюри того и другого конкурса, я заявляю, что по уровню концептуальных идей, по выразительности и точности ответов на все вопросы наши архитекторы ни в чем не уступали мировым звездам. Разница лишь в том, что россияне участвовали в конкурсе бесплатно, а иностранцы делали то же самое за очень большие деньги. Думаю, что давно настало время всем нам преодолеть этот комплекс неполноценности, и тогда наша архитектура и градостроительство выйдут на передовые рубежи!

Одно дополнение: вообще, в мире не принято проводить параллельно два конкурса — закрытый и открытый — на одну и ту же тему, потому что в данном случае налицо явная дискриминация и неравноправие участников, и, тем не менее, у нас это произошло и это свершившийся факт российской истории.

Непонятно только, зачем это было сделано и как в дальнейшем победители двух разных конкурсов будут работать вместе над одним объектом?

Ю.П. Гнедовский: Вот еще один показательный пример. Не так давно руководство Калининградской области провело конкурс на проект оперного театра. Его выиграли наши известные архитекторы Андрей Некрасов и Михаил Хазанов. После того как были подведены итоги конкурса и члены жюри разъехались, выяснилось, что представители местной администрации, которые, кстати, тоже входили в состав жюри, решили заказать проект не тем, кто выиграл, а другому архитектору. Хотя в программе конкурса, подписанного представителями местной власти, было зафиксировано, что заказ на проектирование этого объекта получает победитель конкурса. Мы направили письмо губернатору области, с просьбой разобраться в сложившейся ситуации, на что был получен ответ из областного министерства культуры, где сказано, что в данном случае министерство выступает в качестве заказчика, и, следовательно, вправе самостоятельно решать, кому поручить проектирование этого объекта… Я это говорю к тому, что конкурсное дело у нас в стране основательно дискредитировано!

На одном из заседаний Совета по культуре при Президенте РФ, В.В. Путин выразил удивление по поводу того, что наши архитектурные конкурсы выигрывают иностранные архитекторы. Ну что тут можно сказать? — Кого приглашают, те и выигрывают! Сейчас все говорят, что в 20–30-е годы ХХ века культура России поднялась на невероятно высокий уровень, при этом обычно имеется в виду русский авангард. Но ведь это было время непрерывных конкурсов, открытых дискуссий, состязаний, а сегодня все идет к тому, что к проектированию любых крупных объектов начнут привлекать Нормана Фостера… Неужели мы, российские архитекторы, не имеем права даже соревноваться?! Неужели не понятно, что при таком отношении к отечественным архитекторам, мы никогда не вырвемся вперед!


Материал к публикации подготовил А. Санталов
Ж.
«Технологии строительства», 6 (54), 2007

Связанные ссылки:
http://www.architektor.ru/ai/doc_view.html?168


главная

Copyright 2022 archinfo.ru
Информационное агентство "Архитектор"
Свидетельство о регистрации ИА №ФС1-02297 от 30.01.2007
Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия
??cвЁ-?@Mail.ru Rambler's Top100 SpyLOG HotLog