ARCHINFO.RU

Библиотека Конгресса | все...

Просвещение & Образование | все...

Творческий портрет & интервью | все...

Развитие территорий | все...

Дата публикации:
31.03.2009
версия для печати
Исчезнувший поцелуй, или история одной любви
Александр Раппапорт

Недавно в Берлине на знаменитых останках берлинской стены, разделявшей Рай и Ад, исчезло живописное произведение русского художника Дмитрия Врубеля. На нем был запечатлен знаменитый кадр фотографа  - Поцелуй Леонида Ильича Брежнева и Эрика Хонеккера.

Журнал "Шпигель" среди многих откликнулся на эту утрату статьей Мальте Гобель "Поцелуй смерти". Название статьи, как мне кажется, ничего общего с сутью дела не имеет. Городские власти Берлина никого не убивали, они закрасили злополучную бетонную стену краской, потому что со времени создания этой фрески в 1990 году она, как и множество других граффити, посерела, потускнела, закоптилась бензиновым дымом лежащей рядом автострады и утратила свой жизнерадостный вид. Только поэтому она и стала напоминать именно смертельный поцелуй. Лицо Брежнева из розовощекого превратилось в тускло серое, а Хоннекер вообще позеленел.

Такую статью можно было бы назвать именно так, если бы фреска сохранилась, но  тут произошло двойное убийство. Фреска умерла из-за атмосферного воздействия, вредящего как людям, так и живописи, а вот ее убийство муниципальными властями произошло уже по совсем иным причинам. Стало быть, приходится разбираться, зачем власти это сделали на самом деле, а не подновили картину усилиями реставраторов. Ответ напрашивается сам собой - они не находили произведение Врубеля шедевром. Но тут заминка, стена с 1993 года была внесена в число памятников истории, охраняемых государством.

Муниципальные власти пошли против самого государства, которое они представляют.

Они объясняют это довольно противоречиво. Дело, по их словам, в том, что портится сама бетонная основа стены. Они решили ее укрепить, убрав все, что на ней было, а затем пригласить художников и попросить их восстановить изображения, используя более прочные краски. Но, хотя Врубель - и не древний египтянин, он тоже смертен, и в расчеты властей должно было бы войти такое маленькое соображение, что авторы этих работ - не дай Бог, но кто знает -  могут покинуть сей новый прекрасный мир до того, как власти представят им наилучшие краски и кисти.

Сам Врубель считает, что он просто уже не сможет второй раз сделать то, что тогда было сделано на неповторимом порыве вдохновения.

Тут власти поспешили и не учли то элементарное соображение, что исторический факт, даже если они и не считают его именно художественным, неповторим как материальное явление. Делая его через двадцать лет, они получат фальшивый документ. А уж властям-то положено отличать документ от подделки.

Истрию нельзя переписывать - точнее этот принцип был отвергнут именно тогда, в 1990 году, так как до этого ее свободно переписывали в любых формах. Стало быть, сохранность берлинской стены как Документа имела символическое значение, уже выходящее за тему отношений ГДР и СССР, столь теплых и нежных. И если художник может что-то сделать второй раз (пусть это будет уже не подлинник, а копия), то История даже копий не делает, она совершается всегда в ОДНОМ экземпляре. И этот факт имеет уже не художественный, а чисто мифологический смысл. Есть в мире неповторимость. И ее смысл  выходит как за рамки нашей рациональности, так и за рамки любых законов. Она сама есть закон.

Врубелю за новую фреску власти предложили три тысячи евро. Но историю не купишь даже за три миллиона.

Что же делать? Предложить Врубелю вместо Брежнева с Хонеккером изобразить на этой стене поцелуй Барака Обамы с Медведевым? Или поцелуй Путина с Ангелой Меркель?

Увы. Сам художник неожиданно заявил, что его живопись вообще ничего общего с политикой и историей не имеет. Это произведение, по его словам, цитируемым журналом "Шпигель", говорит не об истории, " а о любви".  А любовь - есть нечто столь же несокрушимое, как смерть. Так что зря он сопротивляется. Пусть напишет второй гимн любви. Гимны тоже переписываются их авторами в зависимости от исторических обстоятельств.

Жаль туристов, они-то, вероятно, стремятся поглядеть на стену не из желания убедиться в вечности любви. Но, в конец концов, Бог с ними, с туристами. Жаль нашу культуру. Пусть история порой и не достойна любви, пусть она говорит не столько о любви, сколько о ненависти. Но она все же неподдельна. А там, где ее меняют на фальшивку, и любви места не найдется.

 


главная

Copyright 2022 archinfo.ru
Информационное агентство "Архитектор"
Свидетельство о регистрации ИА №ФС1-02297 от 30.01.2007
Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия
??cвЁ-?@Mail.ru Rambler's Top100 SpyLOG HotLog