ARCHINFO.RU

Библиотека Конгресса | все...

Просвещение & Образование | все...

Творческий портрет & интервью | все...

Развитие территорий | все...

Дата публикации:
03.09.2009
версия для печати
Принц Чарльз снова объявляет войну

Несколько лет об архитектурных инициативах наследника британской короны не было ни слуху, ни духу. Постепенно успокаивающееся внимание к семье леди Дианы, видимо, требовало такого затишья. Его нарушали время от времени лишь дети. Но вот прошло уж немало лет, и неугомонный принц снова выступил с архитектурными инициативами.
На этот раз принц Чарльз воскресил довольно старую идею участия населения в принятии проектных решений, объявив войну рыцарям архитектурного успеха - звездным архитекторам "starchitects".
Сама по себе оппозиция "звездам" архитектуры должна, наверное, рассматриваться не столько как попытка ущемить их таланты, усомниться в их квалификации и пр., сколько как усилие, направленное против коммерциализации архитектуры и монополизации права на творчество, которое формально никем не ущемляется, но практически глушится рынком. Рынок руководствуется "именами" и "брендами". Те, кто тратил миллионы на новые здания офисов, не сидит ночами за увражами и не интересуется философией искусства. Эти люди, возможно, даже и смотреть проекты идут неохотно - зачем отрываться от "дел". Им важно знать, что это "имя" в любом случае затраты оправдает.
В былые времена дело обстояло иначе. Короли и близкие ко двору вельможи сами создавали имена своим любимцам. Поэтому маневр принца Чарльза можно рассматривать как своего рода переворот в принципиальных функциях сословий. Если бы принц указывал на архитекторов, которые, по его мнению, достойны быть звездами, и пытался помочь им обогнать конкурентов - мы бы имели видоизмененную, но все же традиционную позицию сильных мира сего. Но принц радикально перевернул на 180 градусов саму стратегию. Он призывает обращаться к народу. При этом принц, конечно, не популист (популисткой, в известном смысле слова, была его почившая супруга), ему слава уже не нужна.
Его инициатива, скорее всего, носит именно феодально-аристократический характер, противопоставленный буржуазности и капиталу. Для него, как для покровителя нации, люди - это не потенциальная рабочая сила и не клиенты его универмагов - это тело народа, его плоть. И судьбы людей для него как наследного монарха  значимее успехов на рынке, в том числе и рынке вкусов.
Но тут принц попадает в парадоксальную ситуацию. Его дело - поддерживать народ, но не отдавать народу право на выбор. Это привилегия монарха. Представим себе на секунду, что Людовик четырнадцатый, перед тем как строить Версаль собрал бы анкеты у местных крестьян с их мнениями о планировке парка. Или Петр Великий обратился бы к "убогим чухонцам" за советом, как ему обустроить Санкт-Петербург. Нелепость.
Тут напрашивается и параллель с Иосифом Виссарионовичем. Последний тоже был как бы "королем-солнцем", и в то же время поборником народных прав и вкусов. 
Сталин разгромил архитекторов и художников-авангардистов, ссылаясь на мнения народных асс. Но он это делал без всякого участия самих этих масс, благодаря чему и добился успеха. Он опирался на бюрократический аппарат и карательные органы. Принц Чарльз таковой опоры, увы, лишен, и ему приходится действовать, так сказать, партизанскими методами. Он выступает в печати с призывами.
Отчасти его инициативы имеют успех у руководства. В Шотландии (парадокс) его идеи пришлись ко двору, правительство Шотландии после встречи принца с премьер-министром Алексом Салмондом формально признали подход принца, согласно которому в архитектуре и градостроительстве мнение населения более значимо, чем мнение архитектора. Теперь сторонники принца мечтают распространить эти инициативы в формальном порядке на все Соединенное Королевство.
В конкретном случае поводом для разговоров стал проект реконструкции Кенсингтонского дворца, сделанный не без влияния принца и отвергнутый строительными отделами лондонских районов Кенсингтона и Челси.
Возможно, что это было отмщением за то, что ранее утвержденный в Челси проект перестройки военных казарм после беседы принца с эмиром Катара, на деньги которого (три миллиарда фунтов стерлингов) эта перестройка запланирована, был отложен. Проект перестройки казарм принадлежал не кому-нибудь, а одной из самых ярких звезд на архитектурном небосклоне конца 20-го века, лорду Роджерсу. Сэр Ричард - в прошлом компаньон, а ныне скорее соперник лорда Фостера - человек незаурядного дарования. Провал его проекта "Купола тысячелетия" - загадка и для архитекторов и для политологов. Этот проект был совместным детищем зодчего если не с народом, то, во всяком случае, с представителями "про-народной" партии лейбористов. Его архитектура едва ли может быть поставлена в один ряд с модными проектами Фостера, Хадид или Либескинда. И провал этого построенного сооружения - особая тема, которой сейчас мы не будем касаться. Но сам сэр Ричард, на мой взгляд, принадлежит как раз к той категории современных зодчих, которому "народнические" идеи принца Чарльза отнюдь не чужды. О чем свидетельствует не только его партийность (он лейборист), но и цикл некогда прочитанных на Би-би-си лекций по архитектуре и градостроительству, в которых Роджерс приветствовал даже такие радикальные градостроительные начинания, как бидонвили Латинской Америки. Мне казалось, что союз двух лидеров был бы куда продуктивнее вынужденной оппозиции.
 


главная

Copyright 2022 archinfo.ru
Информационное агентство "Архитектор"
Свидетельство о регистрации ИА №ФС1-02297 от 30.01.2007
Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия
??cвЁ-?@Mail.ru Rambler's Top100 SpyLOG HotLog