ARCHINFO.RU

Библиотека Конгресса | все...

Просвещение & Образование | все...

Творческий портрет & интервью | все...

Развитие территорий | все...

Дата публикации:
04.08.2012
версия для печати
Тяжесть смещения центра

Большая Москва от идеи начала движение к воплощению. Десять команд архитекторов закончили уже первый предварительный этап. Как видится Большая Москва и просто Москва с точки зрения разработчиков идеи? "Огонек" беседует с профессором Международной академии архитектуры Андреем Черниховым


— Сама идея конкурса "Большая Москва" заимствована у французского конкурса "Большой Париж", но только с одним нюансом — победителей в Москве не будет. Не будет ни наград, ни премий, ни воплощения проектов в жизнь. И это, конечно же, оставляет от всех этих мероприятий странное ощущение. Тем более что в то время, пока десять команд архитекторов со всего мира работают над проектами, делая вид, что вокруг проекта Большой Москвы будто бы разворачивается профессиональная дискуссия, градостроительные институты столицы тихой сапой разрабатывают свою документацию на строительство. И поскольку у этих проектов неизбежно будут какие-то совпадения с зарубежными проектами, то власти Москвы получат легитимное подтверждение своим проектам: вот, видите, скажут они, французы, например, тоже так считают...


— Скажите, а сам проект расширения Москвы — насколько он актуален именно сейчас?


— Если говорить о Москве, то понятно, что система приближается к коллапсу и больше не способна удовлетворить потребности горожан. Практически она дает сбои во всех подсистемах — на транспорте, в экологии, в миграционных потоках...


— И какой выход?


— Первое, что необходимо для выхода из коллапса, это признать: метод извлечения максимальной ренты из земли и торговли, которые были спасением для властей Москвы в 1990-е, сегодня уже полностью себя исчерпал. Сейчас нужно учиться управлять процессами городского развития. Это неизбежно влечет за собой и перестройку управленческой модели, и осознание того факта, что без комплексного подхода в законодательной, бюджетной, налоговой, земельной и других сферах нам уже ничего не удастся сделать...


— Андрей Александрович, но Москва — не единственный мегаполис, испытывающий трудности роста. Разве ее проблемы чем-то отличаются от других?


— Условно все мегаполисы мира можно разделить на несколько групп. Часть из них — это города "большого скачка", например Шанхай или Сингапур. Они начинают бурно развиваться, когда принимается решение трансформировать экономику и создать новую цивилизационную модель города. А вот Лондон или Нью-Йорк также в свое время развивались с ускорением, но в целом они вписываются в общую эволюционную модель мегаполиса, когда потенциал города наращивался постепенно. Есть еще группа "проектных городов", к которым относится столица Бразилии город Бразилиа или же современный Париж. Напомним, что, когда старый Париж перестал соответствовать своему времени, архитектор Жорж Осман полностью его перестроил и сделал настолько современным, что таковым он остается и сегодня. Но и Париж настигли проблемы больших городов: дорожные пробки, "красный пояс" бедных и рабочих кварталов, неверно выстроенная миграционная политика. А вот у Москвы более интересная история. В конце XV века Москва, подобрав символы былого византийского величия, объявила себя Третьим Римом, то есть центром православного мира. Или, если говорить современным языком, глобальным городом, ведь до полноценной российской государственности был еще долгий путь.


Следующий глобальный проект — "красный". В 1920-е годы Москва провозглашает себя центром мирового коммунистического движения и весьма в этом преуспевает. Люди верят, что мы — главные, что за нами стоит полмира. И, наконец, послевоенный проект: Москва — столица социалистического мира. Что ж, в свое время предлагались самые разные проекты развития этой новой Москвы. Среди них были совершено авангардистские, а то и утопические проекты, как у Эрнста Мая, Николая Ладовского или Ле Корбюзье, который вообще предлагал стереть с лица земли старый город, а вместе него построить абсолютно новую столицу. Но в итоге восторжествовала простейшая и традиционная радиально-кольцевая схема.


Кстати, в процессе работы над проектом агломерации мы сделали для себя массу открытий, например что москвичи живут в плену нескольких мифов. Самый устойчивый из них — что все транспортные беды Москвы кроются в ее радиально-кольцевой планировочной структуре. Но на самом деле это не так, ведь Садовое кольцо окончательно сформировалось в 1930-х годах, МКАД — в начале 60-х, Третье транспортное кольцо — в начале нынешнего тысячелетия. А между тем наблюдается следующая картина: Москву железные дороги разрезают на плохо сообщающиеся между собой сектора. Это и пассажирские, и грузовые потоки, и маневровые пути, и различные грузовые дворы с "прилипшими" к ним промзонами. То есть мы с вами фактически и не жили в полноценной радиально-кольцевой Москве. Поэтому и не случайно, что самый лучший генплан Москвы 1971 года предусматривал образование восьми новых управленческих зон, каждая со своим внутригородским центром, и так остро необходимые городу "вылетные" хорды. Но, к сожалению, Генплан не был реализован: видимо, партийно-советская власть не хотела децентрализовываться даже в столице, как не захотела потом и лужковская, хотя и учредила в конце концов десять префектур. Но, заметим, ни одно расширение или перестройка Москвы никогда не происходили на профессиональном уровне — это всегда были волевые политические решения без глубоких предварительных проработок.


— Так в чем же политический смысл нынешних изменений? Какой символ можно увидеть в очертаниях новых районов, прирезанных к Москве с южного края?


— Очевидно, что в данном случае власти просто попытались решить локальную задачу на фоне истощения градостроительного потенциала города. Причем решали они ее исходя не из стратегических программ развития Москвы и области, которых, впрочем, до сих пор не существует, а из сиюминутных соображений сложившегося диковатого рынка. Отдельный вопрос, почему для расширения Москвы было выбрано южное направление. Дело в том, что на этих территориях площадью 150 тысяч гектаров живут 235 тысяч человек. В то же время в Москве работают социальные карты москвича, помимо этого действует около 16 социальных программ, которые в общей сумме вынимают из бюджета города очень приличные деньги. И если бы власти города в качестве приоритетного направления для расширения выбрали северо-запад, то они бы получили город Химки и свыше миллиона новых жителей. Думаю, что в этом случае бюджет бы вряд ли выдержал новых льготников. Если же говорить о политической составляющей предложения выселить всех чиновников из центра Москвы на окраину, то уловить смысл здесь довольно трудно. Вообще, у этого проекта крайне слабая аргументация. Если все дело в желании разгрузить транспортные потоки, то 50-100 тысяч чиновников никак не сделают погоды в городе, тем более что, как показывают статистические исследования, более 70 процентов чиновников рядового звена не имеют машин и добираются на работу общественным транспортом.


Еще более интересные вопросы возникают при попытке узнать экономическое обоснование этой идеи. Затрат на переезд — триллионы, хотя никаких конкретный цифр пока нигде не опубликовано. И создается впечатление, что идея агломерации реализуется в интересах некоторых девелоперских компаний, которые заранее скупили землю в районах предполагаемой постройки новых административных кварталов. Речь прежде всего идет о компаниях такого известного девелопера, как Вадим Мошкович, который еще много лет назад выкупил земли бывшего совхоза "Коммунарка" вдоль Калужского шоссе для коммерческой застройки... То есть в проекте Большой Москвы мы, боюсь, получим очередное воплощение классической российской формулы: бизнесу — сверхприбыль, обществу — проблемы.


— На новых территориях планируется построить только новые административные здания для российских чиновников?


— Нет, конечно. Некоторые чиновники останутся жить в Москве, но большая часть из них, несомненно, пожелает поселиться поближе к новой работе. Или посмотрите на депутатов — поскольку каждое поколение народных избранников приватизирует служебные квартиры, то депутатский корпус постоянно испытывает потребность в новом жилье. Кроме того, где-то необходимо жить и обслуживающему персоналу — телохранителям, поварам, уборщицам, секретарям. Так что планируется, что это будет полноценный город с населением в 1,5-2 млн человек. Другой вопрос: откуда взяться этому народу? Скорее всего, это будут новые мигранты — либо с Кавказа, либо из Таджикистана и Средней Азии. Еще один вопрос: как себя почувствуют в новых условиях нынешние жители Московской области, доходы которых просто несопоставимы с доходами тех людей, которые вскоре будут с ними соседствовать? То есть либо будет медленное притирание небогатых людей к новым условиям жизни, либо же все это обернется новым всплеском социальной напряженности.


— Еще один интересный вопрос: что будет с освободившимися после переезда зданиями в Москве?


— Да, их судьба совсем непонятна. В частности, чиновники выдвигают версию, что все освободившиеся огромные здания будут выброшены на рынок. Вопрос: а что можно разместить, допустим, в здании администрации президента на Старой площади? Гостиницу? Но это потребует безумных денег на реконструкцию. Офисы? Тогда извините, а какой смысл выводить чиновников, чтобы потом посадить на их место таких же клерков с компьютерами? К тому же если средний чиновник предпочитает ездить на работу на метро, то бизнесмены ездят, как правило, на машинах. И где они их будут парковать? Словом, все это только усугубит транспортную проблему центра Москвы. Вообще, складывается ощущение непрерывного вешания лапши на уши. Вот, говорят, мы эти здания продадим и выручим столько-то миллионов долларов. Нет, говорю я вам, не продадите и не выручите. Если же вы вообще ничего делать не будете, то вам удастся сэкономить на порядок большую сумму.


— Ваши оппоненты могут вам возразить, что в Москве уже давно не хватает свободной земли, а проект выселения чиновников — это просто удобный повод для захвата новых территорий.


— Понимаете, чиновники — они, конечно, приносят много пользы, но вот валовый продукт не создают. Точно так же они не создают новых рабочих мест, не создают производств нового технологического уклада, они не создают вообще ничего такого, что можно было бы потрогать руками. А ведь сейчас Москве необходимо решать не только территориальные, но и производственные вопросы. О чем идет речь? В Москве сейчас насчитывается более 18 тысяч гектаров индустриальных зон — это либо заброшенные земли, либо территории заводов, где располагается оборудование еще 4-го технологического уклада, то есть устаревшее, экологически грязное производство. И почему бы правительству Москвы не использовать эти зоны?


Конечно, санировать эти земли непросто — большинство индустриальных площадей имеет отравленный слой почвы глубиной от 1 до 3 метров, и чистить этот слой очень недешево. Но все-таки лучше санировать эти земли, чем бросать. Пусть это и загрязненные территории, но они находятся в городском пространстве, где есть развитые транспортные и инженерные инфраструктуры. Да, они устаревшие, но лучше ремонтировать, чем строить в чистом поле, особенно если учитывать тот факт, что у нас стоимость 1 километра дороги в 5 раз выше, чем в США. Помимо этого, есть и другие резервные территории, которые сегодня используются совершено неэффективно — огромные участки земли принадлежат Министерству обороны, ФСБ, ФСО, различным НИИ и КБ. Склады, воинские части, коммунальные зоны — несть числа этим территориям. Редевелопмент этих зон с последующим размещением там производств 5-6-го технологического укладов способно решить массу социальных проблем и поднять статус московского жителя как человека, занятого в индустрии высоких технологий. Но сейчас эти территории заброшены и будут находиться в таком состоянии еще множество лет, если, конечно, все деньги уйдут из города в юго-западном направлении. Поэтому у членов нашей команды появилось дивное выражение: это еще вопрос, кто от кого освобождается — то ли Москва от чиновников, то ли чиновники от Москвы. Действительно, похоже, им просто надоели наши проблемы, и они хотят сменить столицу на новый чудо-город с прекрасными офисами и комфортабельными апартаментами, благоустроенными по последнему слову науки.


— Понадобятся ли власти ваши предложения, сформулированные на конкурсе по строительству Большой Москвы?


— Хочется на это надеяться. Международные команды архитекторов за это время выдали на-гора такое количество оригинальных и смелых идей, что они должны найти свое воплощение в Москве.


Беседовал Владимир Тихомиров

 

Дороги к "Бюрограду". Проекты


Никто из 10 архитектурных разработчиков, участвующих в конкурсе на застройку Большой Москвы, не видит смысла в развитии "Бюрограда" за МКАДом. Главное — это новые автомобильные и рельсовые дороги, а уж проблемы чиновников решатся сами собой


ОМА (Нидерланды)


Голландцы видят спасение Москвы в отказе от концентричной модели. Вместо этого необходимо развивать четыре города-спутника, которые естественным образом вырастут вокруг аэропортов Шереметьево, Домодедово, Внуково и Чкаловский. Связь между поселениями может осуществляться при помощи скоростной железной дороги.


ЦНИИП градостроительства (Россия)


Предлагается искусственно снизить привлекательность Москвы при помощи создания комфортабельных городов в Подмосковье, соединенных между собой автомобильными трассами, которые будут объезжать Москву. Также предлагается развивать такие города, как Тула, Калуга, Рязань.


Antoine Grumbach et Associes (Франция)


Французы предложили развивать территорию "новой Москвы" по принципу линейного города. Должна быть одна супермагистраль, вдоль которой все и строится. По краям же сохранятся леса и деревеньки. Также предлагается развивать скоростной железнодорожный транспорт: для начала нужно связать аэропорты железнодорожным кольцом, а следующим шагом должно стать строительство скоростных трамвайных путей.


"Архитектурно-дизайнерская мастерская А.А. Чернихова" (Россия)


Предлагается сделать упор на территориях внутри города, занятых промзонами и железнодорожными путями. Также предлагается строительство кольца из городов-спутников.


Studio Secchi-Vigano (Италия)


Специалисты предложили сразу три проекта развития агломерации. Первый вариант модернизации Подмосковья подразумевает строительство кольца городов-спутников и сохранение защитного зеленого пояса вокруг мегаполиса. Другой сводится к развитию городов вдоль радиальных направлений. Третье же предложение итальянцев — создать так называемый город-кампус, когда Москва равномерно будет окружена небольшими городками.


Urban Design Associates (США)


Главное — это сохранение лесов вокруг Москвы и развитие общественного транспорта. Роль альтернативных центров притяжения должны взять на себя существующие города-спутники в Подмосковье, а сеть скоростных дорог позволит людям быстро доезжать до столицы.


Архитектурное бюро "Остоженка" (Россия)


Команда столичных специалистов считает, что пустой земли в Москве так много, что нет никакой необходимости возводить новые города за пределами МКАДа. Лучше развивать дороги и отказываться от перекрестков, создающих пробки, вместо них лучше строить транспортные развязки. Также необходимо создавать целые транспортные коридоры, где рельсовый и автомобильный транспорт движется в одном направлении друг над другом.


Московский архитектурный институт (Россия)


Согласно проекту МАрхИ, в ЦФО должен будет появиться большой "пояс" активности от Черного моря до Финского залива. Коммуникационные линии пройдут через основные региональные центры. Таким образом, Московская агломерация превратится в "каркас" из квадратно-треугольной сети магистралей, что позволит построить в области 18 новых городов с населением по 1 млн человек, которые позволят уйти от кольцевой системы развития.


l'AUC (Франция)


Во-первых, нужно сделать из московского железнодорожного кольца пассажирскую артерию. Грузовые же перевозки должны быть вынесены в область.


Ricardo Bofill (Испания)


Панацея для развития города — развитие дорог. Если создать хорошие магистрали, вынести подальше логистические центры, бизнес потянется в Московскую агломерацию. Центр города с будущим административным комплексом надо соединить скоростной железной дорогой. Аэропорты аналогично надо соединить друг с другом при помощи рельсового транспорта.

Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/1950528

 
 

Действующие лица
Кто владеет Большой Москвой? 

 
На присоединяемых к Москве 144 тысячах гектаров подмосковных районов резко повысились цены на землю и недвижимость, а следом активизировались девелоперы, уже сейчас готовые предложить рынку многие тысячи квартир в новостройках. И это только начало. Кто будет в выигрыше от расширения Москвы? Вот лишь несколько самых крупных игроков.


Вадим Мошкович, основной акционер агропромышленной группы "Русагро", хозяин строительных компаний "Масштаб" и "Авгур Эстейт"


По данным СМИ, Вадим Мошкович еще в 2004 году купил 12 тысяч гектаров земли вдоль Калужского шоссе (3-23 километра от МКАДа), принадлежавшие ранее совхозу "Коммунарка".


Василий Анисимов, основатель девелоперской компании Coalco


На территории Большой Москвы запланировано и возведение целого города Большое Домодедово от компании Coalco, которая владеет 17,5 тысячи гектаров земель для комплексной застройки. Всего в рамках Большого Домодедово Coalco заявляла о своих планах построить девять микрорайонов на 10,83 млн квадратных метров жилья. Правда, в кризис проект был фактически остановлен.


Самвел Карапетян, хозяин девелоперской компании "Ташир"


45-летний предприниматель, уроженец Армении, ныне проживающий в Калуге, стал известен широкой публике как строитель торгового дома "Рио" на МКАД. В районах Большой Москвы компании "Ташир" принадлежал проект жилого комплекса Gazoil Park общей площадью около 1 млн квадратных метров.


Александр Светаков, создатель ГК "Абсолют"


По данным различных источников, "Абсолюту" принадлежит свыше 7,5 тысячи гектаров земель, которые ныне занимает проект Большой Москвы. На этих землях запланировано построить несколько домов общей площадью свыше 2 млн квадратных метров.


Алексей Добашин, хозяин концерна "Крост"


В поселке Коммунарка строители "Кроста" возвели жилой комплекс "Эдальго" площадью более 1 млн квадратных метров, который в прошлом году получил звание "Лучший жилой объект".


Александр Клячин, создатель сети гостиниц Azimut Hotel


В управлении подконтрольных ему компаний находится более 7 тысяч гектаров земли в районах будущей Большой Москвы.

 


главная

Copyright 521 archinfo.ru
Информационное агентство "Архитектор"
Свидетельство о регистрации ИА №ФС1-02297 от 30.01.2007
Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия
??cвЁ-?@Mail.ru Rambler's Top100 SpyLOG HotLog