ARCHINFO.RU

Библиотека Конгресса | все...

Просвещение & Образование | все...

Творческий портрет & интервью | все...

Развитие территорий | все...

Дата публикации:
10.11.2009
версия для печати
Терра инкогнита

И.Дмитриева

Конференция прошла в формате мозгового штурма, в котором приняли участие ведущие операторы российского страхового рынка — РОСГОССТРАХ, «Росно» и «Ингосстрах», а также руководители Союза архитекторов России, представители проектных СРО из разных регионов России. Вели конференцию архитекторы Дмитрий Александров и Тимур Башкаев
 
 
Терра инкогнита
 
Открывая конференцию в Манеже, один из ее соведущих, руководитель НП ГАРХИ Дмитрий Александров, сравнил свои ощущения от сегодняшней ситуации в страховании СРО с историей освоения Дикого Запада. В этом «вестерне» саморегулируемым организациям проектировщиков он отвел роль первопроходцев, а представители страхового бизнеса предстали в образе команчей, которые «пока не нападают, но достаточно грозно улюлюкают. При этом и те, и другие в точности не понимают, что происходит». В силу объективных причин и национального менталитета российские граждане в массе своей не сильны в вопросах страхования, и архитекторы не являются счастливым исключением из этого правила. Отсутствие страховой культуры как таковой у страхуемых усугубляется минимальным опытом в области проектного страхования у страхующих. Для тех и других — это «терра инкогнита», «неизвестная земля». Поэтому главную цель конференции Александров обозначил как поиск взаимопонимания и компромисса между интересами страховщиков и проектировщиков.
— Крупнейшие российские страховые компании уже давно ушли от имиджа финансовых институтов, которые просто стремятся собрать деньги с клиентов, — успокоил архитекторов Роман Капшитарь («Росно»). — Страховщики сегодня не меньше проектировщиков заинтересованы в конструктивном диалоге и выработке правил честной игры.
— Те проблемы, которые нам предстоит решать, в одинаковой мере являются проблемами как для проектировщиков — членов СРО, так и для страховщиков, — поддержала коллегу Алина Малышева («Росгосстрах»). — Нашей общей целью является разработка приемлемой модели страхования СРО, которая позволит защитить интересы проектировщиков наилучшим образом.
На данном этапе одной из основных задач для ведущих страховых компаний является выработка стандартных Правил страхования проектных СРО и их согласование с проектным сообществом, чтобы каждой саморегулируемой организации при заключении договора страхования не приходилось вникать во все его тонкости, выискивать подвохи. А от Национального объединения проектировщиков страховщики ждут разработки стандартных Требований к страхованию СРО, некоей «рыбы», на основе которой саморегулируемые организации «на местах» могли бы принимать собственные документы по страхованию. Важную ремарку по этому поводу сделал Дмитрий Александров, который является вице-президентом Национального объединения проектировщиков. Он уточнил, что поиск общих решений, рекомендации, помощь СРО нужны и важны, но, в конечном счете, вопросы страхования должны оставаться прерогативой каждой саморегулируемой организации —  она должна иметь право самостоятельно решать, какая схема страхования для нее наиболее приемлема.
 
Защита в два-три уровня
 
За 9 месяцев, прошедших с момента запуска механизма регистрации СРО в Ростехнадзоре, саморегулируемые организации проектировщиков успели появиться на свет в 70% российских регионах, причем особенно этот процесс активизировался в последние два месяца, — сообщил Дмитрий Александров.  По известной российской традиции проблемы у нас принято решать по мере их поступления, тем более, если на дворе экономический кризис. Поэтому значительная часть некоммерческих партнерств на этом этапе сосредоточила все силы и средства на достижении одной заветной цели — регистрации в Ростехнадзоре, а вопросы страхования зачастую решались очень просто: сумма страхового покрытия как можно больше, а плата за него — как можно меньше. Но рано или поздно, а скорее всего — в самое ближайшее время, перед такими СРО неизбежно встанет вопрос: каким образом реально обеспечить обязательства организации и ее членов.
К счастью, далеко не все саморегулируемые организации проявляют подобную беспечность и недальновидность. В  НП «Гильдия архитекторов и проектировщиков», которая в госреестре СРО числится под вторым номером, с самого начала совместно с ведущими страховщиками серьезно прорабатывались вопросы страховой защиты. Результатом долгих обсуждений и дискуссий стало создание двухуровневой модели страхования СРО, которую на сегодняшний день с теми или иными модификациями признали наиболее рациональной многие саморегулируемые организации и значительная часть представителей страхового сообщества. На конференции в Манеже двухуровневую модель страхования ответственности СРО представил Тимур Башкаев, председатель комиссии по страхованию НП ГАП (СРО).
В соответствии с двухуровневой моделью коллективный договор страхования ответственности всей саморегулируемой организации дополняется индивидуальными договорами страхования ответственности отдельных ее членов. Коллективная страховка, по мнению Т. Башкаева и его единомышленников, должна быть обезличена и единообразна, поскольку защищает компенсационный фонд, в котором все члены СРО принимают равное участие. А индивидуальный полис, напротив, должен максимально учитывать уровень рисков и другие индивидуальные особенности каждого участника СРО.
При двухуровневой модели СРО занимается коллективным договором, а все вопросы индивидуального страхования остаются прерогативой каждого ее участника. Если выбрать одноуровневую модель с одной страховкой, которая одновременно должна защищать и компенсационный фонд, и всех участников СРО, то саморегулируемая организация будет вынуждена постоянно контролировать каждого своего члена — как, где, на какую сумму он страхуется. Такой подход потребует огромных усилий и дополнительного штата сотрудников. При двухуровневой схеме функции предварительной экспертизы и оперативного контроля качества работы проектных организаций — членов СРО должны будут взять на себя страховые компании, с которыми заключаются индивидуальные договоры страхования. «Это даже не контроль, а правильная оценка рисков, оценка возможности и условий заключения договора страхования, — пояснила Наталья Красненкова («Росно»). — Данный этап необходим в любом случае — ни одна страховая компания не станет страховать вслепую. Когда вы страхуете свою машину, условия страхования зависят от многих параметров, которые должна выяснить страховая компания: модель, техническое состояние, условия хранения, эксплуатации и т.д.».
Доводы страховщиков в пользу двухуровневой системы обобщила Татьяна Лаврова («Ингосстрах»). В международной страховой практике существует термин umbrella insurance — «зонтичное страхование» — договор, предоставляющий защиту на сумму сверх существующих полисов. При двухуровневой системе полис коллективного страхования членов СРО как раз и становится таким «зонтиком» над индивидуальными полисами всех членов СРО. Но коллективное страхование имеет ряд серьезных ограничений, связанных с его деперсонализированным, обобщенно-усредненным характером. Идет ли речь о видах или размере страхуемых рисков, размере страхового покрытия, страховом тарифе — это всегда «средняя температура по больнице». Поэтому коллективный договор страховщики предлагают рассматривать именно как дополнение к индивидуальной страховке, как дополнительную подушку безопасности.
Коллективные и индивидуальные договоры страхуют работу проектных организаций по всем выполняемым ими объектам в течение определенного (обычно годового) периода. Однако представители страховых компаний обратили внимание проектировщиков на возможность, а в ряде случаев — и насущную необходимость третьего уровня страхования — договоров на проектирование особо крупных или особо опасных объектов. Логика такого подхода очевидна: не каждый год в портфеле проектной организации появляются особо крупные объекты, поэтому было бы нецелесообразно заключать все годовые договоры на миллиардные суммы. В то же время, если такой договор вдруг возникнет, то он может оказаться незащищенным страховым покрытием, как по индивидуальному полису, так и по коллективному.
Отдельная история с особо опасными объектами — их страхуют с повышающим коэффициентом риска и поэтому обычно исключают из общего договора страхования, чтобы не повышать общую стоимость годовой страховки.
«Если данная рекомендация страховщиков будет принята саморегулируемыми организациями проектировщиков, то каждый член СРО обязан будет уведомлять свою саморегулируемую организацию о заключении подобного договора на проектирование», — резюмировал предложение страховых компаний Дмитрий Александров.
По мнению Тимура Башкаева процесс качественного и количественного развития страховой защиты проектировщиков должен быть поступательным. По мере роста проектной организации, расширения портфеля заказов, двухуровневая схема может и должна быть дополнена страхованием отдельных наиболее сложных объектов, то есть фактически из двухуровневой перейти в трехуровневую.
 
Пирамидальная ответственность (эй вы там, наверху!)
 
РФ
Компенсационный фонд
Собственные средства члена СРО
Коллективный договор страхования
Индивидуальный договор страхования (могут быть на разные суммы)
 
 
Переход от лицензирования к саморегулированию изменил структуру ответственности проектировщиков за результаты их профессиональной деятельности. Эту структуру можно наглядно представить в виде пирамиды. При двухуровневой системе страхования «пирамида ответственности» выглядит следующим образом (рис. 1): первый удар принимает на себя страховая компания, заключившая индивидуальный договор страхования гражданской ответственности с проектировщиком — членом СРО, допустившим ошибку. Если страховой суммы по индивидуальному договору для покрытия убытков недостаточно, то вступает в действие коллективный договор страхования. И только если средств по всем видам страхования недостаточно, причинитель вреда должен будет расплачиваться собственным имуществом. Такой порядок взыскания ущерба при наличии договоров страхования сложился на основе действующего законодательства (Гражданский кодекс РФ) и судебной практики, — пояснили представители страховых компаний.
Если для возмещения ущерба пострадавшим не хватит ни двух страховок, ни личного имущества проектной организации, тогда придет черед компенсационного фонда. Понятно, что при одноуровневой модели страховой защиты этот черед наступит несколько раньше.
Нельзя ли застраховать сам компенсационный фонд, превратив его в неприкосновенный запас СРО? — этот вопрос заботит многие саморегулируемые организации. Юридическая экспертиза, проведенная силами страхового сообщества, показала, что легитимных путей для этого нет. Компенсационный фонд не является общим имуществом СРО, выплаты из него —  это, по сути, форма ответственности каждого ее члена, а не саморегулируемой организации в целом как юридического лица. Де-факто компенсационный фонд можно рассматривать как форму взаимного страхования, своеобразную кассу взаимопомощи. Единственная возможность уменьшения риска выплат из компенсационного фонда — это увеличение «степеней защиты» и страховых сумм по договорам страхования — таков вердикт страховщиков.
Как видно на схеме, на вершине этого «эвереста» расположилось государство в облике государственной экспертизы. Однако по своей недосягаемости эта вершина не уступает Джомолунгме. «По Градостроительному кодексу экспертная организация несет субсидиарную ответственность и отвечает в том случае, если не сможет заплатить ни страховщик, ни проектировщик, ни его СРО, — прокомментировала ситуацию представитель «Ингосстраха» Татьяна Лаврова. — Страховщики изучали этот вопрос в отношении других областей страхования и пришли к выводу, что в реальности экспертная организация по российскому законодательству не отвечает практически никогда. Привлечь ее к ответственности возможно лишь в тех случаях, когда она прямо нарушила закон, который регулирует ее деятельность, а ее функции расписаны достаточно широко, поэтому ответственность госэкспертизы в любом случае не будет основной. Скорее всего, она может быть привлечена судом в качестве третьего лица со стороны ответчика. Суть этой правовой коллизии в том, что ошибка допущена проектировщиком, а экспертиза виновата лишь в том, что она эту ошибку не заметила».
Далее по ходу дискуссии выяснилось, что госэкспертиза не отвечает не только за оплошности проектировщиков, которые она вовремя не вычислила, но и за собственные ошибки, даже если они приводят к аварийной ситуации. Застраховать же ответственность экспертной организации практически невозможно. «Как это ни странно, вся система экспертизы сегодня стоит за рамками саморегулирования. Страхование, которое покрывает ошибки проектировщиков, на ошибки экспертных организаций не распространяется. Аналогичная ситуация и в других областях профессиональной деятельности, и это большая проблема», — пояснила Алина Малышева («Росгосстрах»).
 
Эффект большого кармана
 
Оценка проектных рисков —  одна из самых сложных областей страхования вообще, а в России это усугубляется еще отсутствием достаточного практического опыта и спецификой законодательства. Если по строительно-монтажным рискам (СМР) более ли менее устойчивая статистика наработана, то по искам к проектировщикам ее нет ни у одной страховой компании. Такие претензии если и предъявлялись, то были единичными. Одной из возможных причин гуманного отношения к архитекторам может быть отсутствие у них значительных средств, на которые можно было обратить взыскание, — предполагают представители страхового бизнеса. В новых условиях саморегулирования, когда проектировщики оказываются обладателями крупных сумм в виде компенсационного фонда и страховок, можно ожидать проявления «эффекта большого кармана»: когда есть, что взять, всегда найдутся желающие это сделать (причем как по закону, так и «по понятиям»).К этому проектировщики должны быть готовы —  предупредили страховщики, которым подобные ситуации известны по другим областям страхования.
Страховым случаем по договорам страхования ответственности проектировщиков является полное или частичное разрушение здания или сооружения из-за ошибок в проектировании. Одной из особенностей проектного страхования является отложенность во времени риска наступления страхового случая. Убытки, возникающие вследствие недостатков проектирования, проявляются уже после того, как проектировщик закончил свою работу —  либо на стадии строительства, либо на стадии эксплуатации объекта. Поскольку претензия к проектировщику может быть предъявлена на протяжении всего срока жизни здания или сооружение, в мировой практике принята система страхования непрерывной ответственности проектной организации. В этом случае страховое покрытие распространяется на весь период с момента заключения договора страхования и вплоть до прекращения деятельности проектной организации.
Означает ли это, что проектировщики обречены всю жизнь страховаться в одной компании, так как новый страховщик не согласится взять на себя ответственность по старым договорам? Подобное «крепостное право» явно противоречило бы закону о конкуренции. Существуют различные схемы решения данной проблемы. В отношении строительных организаций была принята схема, по которой новая страховая компания берет на себя старый ретроактив (ретроактивное покрытие). Другой возможный вариант —  компания, с которой заключается договор на страхование проектной деятельности, предоставляет дополнительный период для покрытия претензий (покрытие расширенного периода). Оба варианта равноценны, главное, чтобы эти нюансы были учтены в договоре.
 
Русская рулетка
 
Стоимость страхования — важный момент для каждой саморегулируемой организации. Уточним терминологию. Та сумма, которую страхователь (СРО или член СРО) платит страховой компании, называется страховой премией. Страховая премия определяется как произведение страховой суммы на страховой тариф. По экономическому содержанию страховая премия есть сумма цены страхового риска и затрат страховщика, связанных с покрытием расходов на проведение страхования (страховой нагрузки). Страховой тариф — это ставка страховой премии с единицы страховой суммы или объекта страхования.
Обычно при определении страхового тарифа учитываются следующие основные факторы:
— страховая история, то есть наличие у проектной организации убытков, связанных с ошибками проектирования;
— опыт реализации проектов и уровень их сложности;
— наличие в договоре ретроактивного покрытия и покрытия расширенного периода и др.
Архитекторы-участники конференции обратили внимание представителей страхового бизнеса на некоторые специфические национальные риски, присущие проектной деятельности в России, и поинтересовались, как это может сказаться на стоимости страховых полисов для СРО.
Страшную угрозу для благополучия проектных СРО представляет государственный заказ, — считают большинство архитекторов-участников конференции в Манеже. Любой заказчик заинтересован в снижении стоимости проектных услуг в пределах разумного, но только государственный заказчик (федеральный, муниципальный) заинтересован в том, чтобы цена проекта стремилась к абсолютному нулю. А пресловутый 94-й ФЗ[2] это стремление полностью узаконивает. В подобном подходе изначально заложен риск возникновения ущерба.
Может ли страхование обеспечить защиту проектировщика от риска выплаты возмещения ущерба такому заведомо недобросовестному заказчику? Может ли страховой бизнес как сообщество повлиять на законодательство, поскольку это в конечном итоге увеличивает его риски? Или проектная организация, работающая с госзаказами, будет вынуждена платить по завышенному тарифу? — поинтересовался архитектор Дмитрий Прокофьев, и его коллеги-архитекторы присоединились к этим вопросам.
Ответ страховщиков не вселил оптимизма. Архитекторам было предложено в новых условиях саморегулирования самим «блюсти свои ряды в чистоте», не допуская, чтобы члены их СРО брались за такие заведомо рискованные заказы. Возможно, в отдаленной перспективе страховое сообщество и выступит с соответствующей законодательной инициативой, чтобы снизить собственные риски и расширить рынок. Но в краткосрочной перспективе это может сказаться только на увеличении риска и, соответственно, стоимости страхования для проектных СРО, которые забыли давно известную истину, что игры с государством к добру не приводят.
Многие серьезные страховые компании сегодня вообще отказываются от страхования по госконтрактам либо существенно ограничивают эту часть своего портфеля, потому что ни одна компания, которая приходит в Россию надолго, не будет принимать риски вслепую. По годовым договорам страхования ответственности СРО или его членов повышение риска в связи с выполнением госзаказа проявится не сразу. Но со временем это произойдет и неизбежно приведет к повышению стоимости страхования для этих компаний.
Другая национальная черта российского заказчика (на этот раз уже частного) — отказ от авторского надзора. Как в таком случае страховщики будут учитывать риски? —  поинтересовался архитектор Вазген Захаров. Представители страховых компаний пояснили, что, как дополнительное расширение это может быть учтено в общих договорах страхования, которые заключаются на конкретные проекты, как правило, заказчиком. Но в рамках годовых договоров страхования ответственности СРО — индивидуальных и, тем более, коллективных, этот момент учесть невозможно. Это дополнительный риск страховщика, который со временем может привести только к увеличению тарифов на страхование, — констатировали представители страховых компаний.
 
Страховая сумма — вопрос с многоточием…
 
Договор страхования возмещает убытки в пределах той страховой суммы, которая в нем установлена. Напомним, что по закону минимальная страховая сумма составляет 350 тыс. рублей. Этих денег сегодня недостаточно даже для ремонта квартиры. Поэтому СРО должны очень серьезно отнестись к определению размеров страховой суммы по договору, считают как страховщики, так и сами проектировщики. Как определить необходимую и достаточную страховую сумму по договору страхования гражданской ответственности проектной организации? К сожалению, в отсутствие практики и статистики убытков проектной деятельности вопрос остается риторическим. В настоящее время обе стороны находятся в поисках возможной точки отсчета. Как известно постановка проблемы, ее обсуждение — это уже большой шаг вперед на пути ее решения.
Страховщики предлагают отталкиваться от объемов деятельности компании и устанавливать страховую сумму в пределах 10–100% от годового оборота (выручки) проектной организации. У архитекторов как сам принцип, так и предложенная «вилка» вызывают множество вопросов.
Вопрос первый — как при расчете страховой суммы будет учитываться специализация проектной организации по стадиям проектирования? «…одни проектные организации специализируются на эскизах, другие — на рабочей документации. Вероятность допустить ошибку при этом совершенно разная», — считает первый вице-президент СА России Сергей Киселев. Его вопрос дополняет коллега из Самары, вице-президент СА России Юрий Корякин: «Наша фирма не занимается рабочей документацией, а выполняет только архитектурные решения. Что в этом случае мы должны страховать и какова наша доля ответственности?..».
Другой вопрос от архитекторов — как при расчете страховой суммы от общего оборота будет учитываться участие субподрядчиков? Архитектор Юрий Журавлев привел в качестве примера работу своей мастерской: «Выручка — это все, что проходит через нашу организацию. Мы являемся генпроектировщиком и выполняем сами только 3 раздела из 12. Все остальное проходит через нас, но делается другими проектными организациями. В результате при расчете страховых сумм одни и те же деньги будут учитываться по нескольку раз: первый — когда они проходят через нас, как генпроектировщика, потом через наших субподрядчиков, потом через наших суб-субподрядчиков».
Предложенная страховщиками «вилка» исчисления размеров рекомендуемой страховой суммы также попала в поле критики архитекторов. Черту под этой дискуссией подвел архитектор Юрий Журавлев, на конкретном примере доказавший, что архитектурный труд с трудом поддается обобщению и усреднению, поэтому страховать нужно конкретные проекты. Началом страхования, на его взгляд, должен быть момент после прохождения экспертизы, а страховой период должен распространяться на всю последующую жизнь объекта и проектной организации.
На многочисленные замечания проектировщиков страховщики парировали, что предложенная схема — это только ориентир, точка отсчета. В каждом конкретном случае при определении рекомендуемого размера страховой суммы будет рассматриваться множество факторов: какие проекты ведет компания (крупные, мелкие, уникальные, опасные и т.д.), какие стадии проектирования выполняет и т.д. Однако страховое сообщество также хотело бы обратить внимание архитекторов и Национального объединения проектировщиков на необходимость более ответственного отношения к страхованию. «Мы порой сталкиваемся с такой практикой, когда нам предлагают ориентироваться только на размер выручки, отказываясь сообщать любую другую информацию о проектах», — прокомментировала Алина Малышева («Росгосстрах»).
— До сих пор многие некоммерческие партнерства страховалось ради входа в систему через Ростехнадзор. Теперь начинается иная жизнь, и мы должны рекомендовать всем, кто перешел Рубикон и получил заветный статус СРО, полностью пересмотреть свое отношение к профессиональной страховке, — подвел итог конференции ее ведущий Дмитрий Александров.


1 Национальное объединение строителей на своем съезде уже приняло аналогичное решение о выделении особо крупных и особо опасных объектов в отдельный договор страхования, причем инициатива исходила от самих строителей, а не от страхового сообщества.
2 ФЗ-94 «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд»

 

Связанные ссылки:
http://www.garhi.ru/home/samro/12/


главная

Copyright 2021 archinfo.ru
Информационное агентство "Архитектор"
Свидетельство о регистрации ИА №ФС1-02297 от 30.01.2007
Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия
??cвЁ-?@Mail.ru Rambler's Top100 SpyLOG HotLog