ARCHINFO.RU

Библиотека Конгресса | все...

Просвещение & Образование | все...

Творческий портрет & интервью | все...

Развитие территорий | все...

Дата публикации:
17.07.2007
версия для печати
Философия творчества. Архитектор Сергей Романов


Сергей Романов – фигура на архитектурном рынке довольно известная. Во-первых, он является руководителем архитектурно-проектной мастерской, которая ведет проект на всех стадиях работы, что само по себе выгодно отличает мастерскую от многих других. Ведь зачастую фирмы берутся за выполнение лишь архитектурного раздела и не ведут весь проект в целом - от начала и до конца. Во-вторых, Сергей Романов – профессор Московского архитектурного института, лауреат международных конкурсов, кандидат архитектуры, член Союза архитекторов, почетный архитектор России. В-третьих – это интересный и многогранный человек со своей философией творчества...

Сергей Викторович, расскажите о мастерской, которую вы возглавляете.

Мастерская №1 входит в состав "Моспроект-4" и существует с момента создания института, а именно с 1968 года. Я работаю здесь с 1978 года - в два этапа, с перерывом на одиннадцать лет. С 1978 по 1987 год - первый этап, я работал здесь простым архитектором. В 1985 году я защитил кандидатскую и после этого ушел преподавать в МАрхИ. Вернулся сюда я уже в 1998 году, по приглашению нашего директора - Андрея Владимировича Бокова.

Это был кризисный год. Кризис существовал не только в экономике, но и в организации проектирования. Нам приходилось решать сразу несколько задач. Одна из них - создание новой модели экономического развития института и его подразделений. Вторая - формирование портфеля заказов. И третья - кадровая проблема. Людей в мастерской работало достаточно много, но не все они были готовы к работе в условиях конкурентной борьбы в эпоху перехода к компьютерным технологиям.

Сегодня кадровые проблемы решились? Существует ли нехватка специалистов?

Кадровые проблемы существуют всегда. Как и нехватка людей конкретных специальностей. Например, инженерного состава.

В 1998 году в мастерской работало 86 человек. Я сразу понял, что это чрезмерно. Мастерская не должна насчитывать свыше 30–35 человек и сегодня так оно и есть. Мне хотелось бы, чтобы в будущем появилась еще одна архитектурная бригада, состоящая из моих коллег и соратников, т.е. из тех людей, с которыми я хочу работать. Такие люди есть, но вопрос их прихода сюда – это трудный вопрос. Нужны время и условия.

Что касается кадров, то мне очень повезло! У меня есть возможность работать со своими учениками, которые, как и другие коллеги, поверили в идею «стать строящей мастерской» и за 5-6 лет мы совместно решили поставленные задачи.

Команда формировалась постепенно. Здесь очень важно было быть терпеливым.

На чем мастерская специализируется сегодня?

Мы выполняем очень трудные задачи, беря на себя функцию генпроектирования. Таким образом, получается многофакторная услуга. От предпроектной стадии мы ведем работу вплоть до авторского надзора за объектом строительства.

Тематика нашей мастерской – это жилые и общественные здания повышенной сложности.

Жилой комплекс 'Трианон'. 2004 г.

Расскажите о проектах, реализованных с начала вашей работы в качестве руководителя мастерской.

Начиная с 1998 года мы задали себе установку, что будем заниматься проектированием эффективных и востребованных объектов. Сегодня актуально, в первую очередь, интегрированное жилье. На втором месте – многофункциональные комплексы. Далее - объекты культуры.

Первый наш объект - это жилой дом на улице Снежная в Свиблово. Двадцать пять этажей. Уникален по своим конструкциям, так как находится над станцией метро мелкого заложения и, будучи отрезанным от фундамента, стоит на специальных резиновых изоляторах. Одним словом, построен на виброосновании. Это была очень интересная работа.

Затем жилой комплекс «Трианон» на Третьем транспортном кольце. Параллельно шли работы по театру им. К.С.Станиславского и В.И.Немировича-Данченко – нашим главным объектом, над которым мы трудились восемь лет.

Проектировали нескольких жилых и многофункциональных комплексов. Это здания большой площади, с атриумами, развитыми 3-4-уровневыми подземными стоянками. Среди них - торгово-досуговый центр и фитнес-центр на Алтуфьевском шоссе и проект многофункционального торгового комплекса у северного входа на ВВЦ.

Сейчас у нас в стадии проектирования и строительства три основных объекта - многофункциональный жилой комплекс переменной этажности (6-30 этажей) на улице Малая Юшуньская, многофункциональное пятнадцатиэтажное административное здание на улице Снежная, Спортивный центр в Битце. Кроме того, целый ряд объектов в работе на различных стадиях. Это жилой комплекс на улице Сергея Макеева, многофункциональный телекоммуникационный центр на Новомосковской улице, Российский академический молодежный театр на Большой Дмитровке, и ряд других.

При проектировании вас больше интересует пространственное решение или образность?

Формирующаяся структура объекта и его образ должны создаваться вместе. И, как правило, сначала все определяют ситуационные факторы – среда, планировочная структура участка и прочее. Потом происходит интеграция функциональных и творческих компонентов объекта в сознании архитектора и возникает то, что мы называем образом. Случаи, когда все происходит наоборот, достаточно редки. С этим выводом может кто-то не согласиться. Но ясно, что это абсолютно философский вопрос.

Вы ищете решения каких-то смежных наук, возможно, новые изобретения?

А что близко к архитектуре? Область строительных материалов, инженерные решения, оборудование. За этим мы следим.

Для нас особенно важны новинки фасадных систем. А также лазерная технология при проектировании. Это то новшество, на которое не жалко потратиться, однако пока оно нам недоступно. Поэтому идем интеллектуальным путем. Пытаемся создать структуру объекта, как подсказывают нам разум и эмоции.

Реконструкция и новое строительство МАМТ им. К.С.Станиславского и В.И.Немировича-Данченко. 2000-2006 гг.
 
Реконструкция и новое строительство МАМТ им. К.С.Станиславского и В.И.Немировича-Данченко. 2000-2006 гг.

Какие объекты для вас будут приоритетными? Жилые комплексы, объекты культуры или что-то иное?

Скорее жилые и многофункциональные комплексы. Объекты культуры всегда очень сложные и требуют больших затрат времени. Сегодня мне более интересны объекты высотного строительства, которыми я с удовольствием занимаюсь.

Что для вас означает словосочетание "идеальный деловой партнер"?

Тут много смыслов. В зависимости от того, кто он - коллега, заказчик или партнер по бизнесу. Но в любом случае, это человек, на которого можно положиться. Есть определенные правила в работе, они прописаны во всех учебниках менеджмента. Работа должна быть сделана вовремя, качественно, правильно и хорошо оплачена. Есть такая триада "quality-time-cost" («качество-время-цена») - основа менеджмента, формула работы. Если говорить о моем профессиональном кредо, то я и партнер - это те люди, которые следуют этим принципам.

Есть еще один критерий, очень важный - этика. Отношения денежные, отношения интересов, творческие амбиции, а они очень сильные, так как славу делить труднее денег… С этикой может быть связано все. И именно поэтому здесь нужен очень хороший фундамент в виде правил поведения в профессиональной деятельности. Если это есть - то да, это идеальный партнер. Но таких, к сожалению, как и вообще идеального, не бывает…

Убежден, что на рынке должны существовать правила игры. Верю, что эти правила можно сформировать: не перебивать заказы, не назначать более низкие цены, быть честным по отношению к заказчику. Полностью выполнять свои обязательства по договорам. При этом отношения должны быть абсолютно прозрачны и четко структурированы.

Как вы считаете, заказчик изменился за последнее время?

Он меняется, очень сильно меняется… Во-первых, стал более цивилизованным. И, я думаю, современная жесткая инновационная политика, которую проводит наш архитектурный и градостроительный комплекс, идет на пользу. Потому что еще 3-4 года назад диктат заказчика был труднопреодолим. Требовали резкого увеличения показателей в обход законов. Было много нарушений. Архитекторы, к сожалению, были вынуждены уступать этому диктату. Сегодня ситуация сильно изменилась.

Заказчики и инвесторы стали более дисциплинированны и, что важно, - менее чувствительны к затратам. Объект трудно сделать красивым, применяя устаревшие и дешевые материалы, и они стали это понимать.

Что еще очень важно, на рынок приходят иностранцы. И мы должны быть готовыми к этому. Это другая цивилизация. Во-первых, очень дорогие виды отделочных работ. Специальные материалы, которые привозят из-за границы, т.е. на рынок выходят серьезные игроки. Все чаще мы слышим о мощных именах и фигурах, которые здесь начинают доминировать. Это другой контингент, другие возможности и тут нам нужно успевать за ними. А вот у заказчиков здесь будут трудности. Все больше будет появляться гиперсовременных объектов и те, кто психологически не будет готов почувствовать приход этой новой эстетики и новой финансовой политики, те, конечно, будут проигрывать. Одним словом, заказчик стал намного лучше, но ему еще учиться и учиться.

Как вы сами относитесь к процессу перемен? Вам нравится, как меняется облик Москвы?

Процесс нравится, но если говорить о качестве – то нет. Часто не задумываются о многих вещах. О том, что составляет философию архитектурной деятельности. Как проектировать и что проектировать – это важнейшая тема. Архитектурный институт учит в первую очередь думать. Уметь думать – это способность, она, конечно, приходит с генами, но и развивается. А дальше надо развивать вкус, надо задумываться над тем, что такое «стилевая новизна» и вообще «новизна». Каково взаимоотношение двух вечных составляющих – формы и функции? Что такое сам по себе объект – статично созданная форма или живой подвижный организм, который продолжает жить после реализации? Как живет и движется город?

Но архитектурный институт не учит стилю. Это серьезный минус архитектурного образования. Сегодня в отечественной практике работают специалисты, которых в свое время учили традиционно «трафаретным» способом – по западным образцам. Этот способ обучения, к сожалению, приводил и продолжает приводить сегодня к формированию внутреннего стереотипа у каждого выпускника ВУЗа. Стереотип, который, по моему убеждению, серьезно мешает раскрытию творческого потенциала каждого архитектора. Задача его преодоления – это очень серьезная задача для каждого, кто хотел бы создать свой стиль в архитектуре Вот почему сегодня в Москве очень мало по-настоящему индивидуальных работ.

Жилой комплекс по ул. М. Юшуньская. 2005 г.
 
Жилой комплекс по ул. М. Юшуньская. 2005 г.

В чем вы видите выход из этой ситуации - как руководитель мастерской и как преподаватель МАрхИ?

В поисках новых решений, в каком-то смысле иррациональных – это тот путь, которым надо идти, для того чтобы создавать свою архитектуру. Не надо ориентироваться на штамп, надо вырабатывать свой собственный стиль. Архитектор должен быть философом и у каждого объекта должна быть своя философия.

Кроме того, архитектору нужно жить с «широко раскрытыми глазами». И если архитектор не знает историю и современный опыт, то, скорее всего, его ждет неуспех. Он всегда будет опаздывать. Я всегда говорю это своим студентам.

Архитектура какого города вам близка?

Если рассматривать историческую архитектуру, то мне нравятся города Италии. Рим, Флоренция, Сиена, Веченца. Есть срез потрясающих небольших городов типа Орвьето, Вероны, Падуи, затем срез городов-деревушек. Это там вы найдете итальянскую готику и ранний Ренессанс в абсолютно нетронутом виде, как пример абсолютно чистой музыкальной архитектуры. Я специально езжу в Италию, заранее составляя определенные маршруты. Очень часто нахожу в городах Италии интересные решения. Туда вообще полезно ездить за вдохновением. Например, мощение в атриуме в театре им. К.С.Станиславского и В.И.Немировича-Данченко мы не сами придумали, есть такая «полосатая» площадь в Ассизи. Лучевая система – площадь Дель Кампо в Сиене. Решение вогнутого «штрихованного» кирпичного фасада дома на Снежной улице также подсказала архитектура зданий Вероны и Пезаро.

Современной архитектурой выделяется, конечно, Америка. Здесь и искать нечего. Никакие города в Европе не могут с ней сравниться. Чикаго, Бостон, Нью-Йорк, Лос-Анжелес…

Какой бы вы хотели видеть мастерскую через несколько лет?

Хотелось бы, чтобы у нее были стабильные заказы. Хотелось бы, чтобы мастерская продолжала формировать свой собственный стиль, потому что этот процесс бесконечен, и он говорит о творческом развитии архитектора. Стилистика – это целиком и полностью область философии, и, следовательно, она имеет разные направления и течения. Какое из них будет приоритетным у мастерской через несколько лет - увидим…


главная

Copyright 2021 archinfo.ru
Информационное агентство "Архитектор"
Свидетельство о регистрации ИА №ФС1-02297 от 30.01.2007
Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия
??cвЁ-?@Mail.ru Rambler's Top100 SpyLOG HotLog