ARCHINFO.RU

Библиотека Конгресса | все...

Просвещение & Образование | все...

Творческий портрет & интервью | все...

Развитие территорий | все...

Дата публикации:
10.08.2007
версия для печати
"Москва может быть разной…" Архитектор Борис Шабунин


Москвичи не обращают особого внимания на то, как меняется их город. День ото дня мы продолжаем существование в бетонных стенах многоэтажек, стеклянных офисах и торговых центрах… В то время как город – органическое существо, которое живет своей собственной жизнью. Представление о нашем «светлом будущем» менялось от эпохи к эпохе, жертвами же становились памятники московской старины. Какой он, город нашего будущего? Что останется от прежней Москвы, какой архитектурный стиль будет преобладать в застройке? Узнаем ли мы Москву через несколько лет, или она растворится в современной безликости? Эти и другие вопросы корреспондент информагентства «Архитектор» задал архитектору, руководителю собственной мастерской Борису Шабунину.

_______________________________________________________________

Борис Александрович Шабунин – архитектор, лауреат Государственной премии по литературе и искусству, советник РААСН, профессор МАрхИ. Родился в 1949 г. В 1979 г. окончил Московский архитектурный институт. Работал в мастерских И.З.Чернявского, В.В.Лебедева, в ТПО «Среда» при Союзе архитекторов СССР. В 1990 г. организовал «Персональную творческую мастерскую архитектора Шабунина», переименованную позже в «Мастерскую архитектора Б.А.Шабунина». В общей сложности самостоятельная работа мастерской продолжается уже 18 лет. За это время из крупных объектов реализованы: офисное здание на Сущевском валу, жилой дом на ул. Хачатуряна, административное здание по Рочдельской улице, реконструкция офисного здания на Таганке, жилой комплекс в Куркино и др.

_______________________________________________________________

…Положа руку на сердце, не могу прогнозировать изменения в Москве. А точнее, давать им оценку. Конечно, город очень сильно меняется, возникают проблемы с транспортом, и я слышу, что говорят профессионалы-градостроители о пробках в Москве… Но то же я слышал и в 60-е, и в 80-е годы. Между прочим, статья Гоголя об архитектуре Петербурга актуальна и сегодня. Описание застройки Невского проспекта перекликается с ситуацией, которая складывается вокруг новых районов нашей столицы. Я помню старую Москву и понимаю, что она может быть разной. Архитектура, которая пришла на смену архитектуре середины позапрошлого века – русскому классицизму, совершенно другая, но, вполне возможно, что те, кто родились сейчас и выросли среди современной архитектуры, будут с благодарностью ее вспоминать. А новый Булгаков напишет роман, включив в повествование новые топонимы. Люди будут ходить по этим маршрутам так же, как мы ходили по маршруту Ивана Бездомного. Все это вполне возможно. Но совершенно реальна опасность того, что Москва может исчерпать свои возможности, так как сегодня все ее свободные участки застраиваются, причем однотипными домами. Безусловно, у нас есть хорошая архитектура и архитекторы, но их довольно мало.

Какой архитектурный стиль вам ближе?

Я очень люблю конструктивизм. Хотя сам, наверное, ему не следую. Люблю за простоту и честность, за отсутствие декоративизма. За обнаженный, чистый и ясный рационализм, когда архитектор добивался своего только честным путем – пространством и объемом. Ничем более. Только самим зданием. В этом смысле мне близки работы Гинзбурга. Его собственный взгляд на стиль.

А какой, на ваш взгляд, архитектурный стиль преобладает сейчас в новой застройке Москвы?

Архитектура Москвы - это декоративное искусство. Стиль выбирается по необходимости. Основная задача строительства - это быстрый коммерческий оборот. Менталитет российского начальника не меняется. Преследуется собственная выгода, но не желание что-то дать людям. А самое главное и самое дешёвое - картинка, декорация, а уже потом все остальное. Вот, нужна средовая стилизация по требованию охраны памятников, значит, нарисуем исторический фасад. Стиль Москвы – «потёмкинский». Я всегда считал, что символ России – это икона. А она, как известно, ни что иное, как плоское изображение, знак. Все остальные исторические и культурные символы, которые заложены в среднего российского человека, - также все плоскостные и двухмерные по своей сути. Однако настоящая архитектура далека от двухмерности.

На Западе ситуация обстоит по-другому?

Европейское общество со своей демократией больше заботится о людях. Архитекторы работают с пространством и в этом случае понятия экономии не существует. А «рациональность» – это не кубики, раскрашенные в разные цвета, как в России, или одетые в декор фасадов карнизы, а пространственные решения, исключающие принцип максимального использования участка для получения максимальной прибыли.

Возможно, и мы к этому придем со временем? Ведь России свойственно «отставать» от истории...

России свойственно не только это, ей присуще и стремление переписывать историю заново. Нет никакой культурной памяти. К сожалению, это касается и архитектуры.

Над какими объектами работает сейчас ваша мастерская?

Их несколько. На стадии проекта - офисное здание у метро Тульская. На предпроектной стадии - банк на Профсоюзной улице, офисное здание на улице Адмирала Макарова (м.«Водный стадион»). Есть и другие. До этого мы разрабатывали проект высотного комплекса на Рублевском шоссе и предложения по санаториям города Ессентуки. В основном же наши объекты - это офисные здания по Москве.

Работа над каким из них для вас была наиболее сложной?

Каждый был сложен по-своему. Хорошо, когда удается довести проект до конца в таком виде, в каком он был задуман. Вот пример одной работы – офисное здание на Сущевском валу, общей площадью 40 000 кв.м. У нас было много вариантов этого дома, в итоге остановились на том, который реализован. Участок находится в зоне охраны культурного слоя и окружен высокоплотной повышенной застройкой. Границами служат: с востока - Новосущевская улица, с запада - торговые здания бывшего Минаевского рынка, с юга - Минаевский проезд. Солнечного света здесь практически не бывает, но поставленный торцом дом с фасадом в разных плоскостях позволяет ловить лучи солнца и передавать их на темную поверхность. Это удалось. А что касается деталей... Особенно на первом этаже – это трактовка заказчика, за это я ответственности не несу. Но именно такие моменты должны регулироваться законодательством об авторском праве. Интересно в первоначальном проекте было и решение освещения здания. Здесь 6 лифтов, которые выходят на фасад прозрачными шахтами и обеспечивают своеобразный «световой аттракцион», перемешивая цвета. Например, лифт поднимается наверх и «тащит» за собой синий свет, выталкивая желтый, который переливается в соседнюю лифтовую шахту. Поскольку зима в России длится полгода, то такой световой эффект был бы уместен в этом районе, оправдывая глухой фасад здания. Могу отметить, что очень удачно к нашему дому присоединился соседний, который построил уже после нас «Сенаб-проект», спасибо им. Получился дуэт и организованный кусочек Москвы.    

Кто работает в мастерской? Отличается ли московская архитектурная школа от региональных школ?

В мастерской всего 26 человек. Среди них половина – молодые специалисты. Как преподаватель МАрхИ могу сказать, что научиться всему всегда можно. У меня были разные студенты. Моя роль – направлять их, все остальное зависит от самого человека. Школа МАрхИ более художественная и, как столичная, существующая уже на протяжении 70 лет, более «продвинутая». Ее выпускники умеют рисовать и мышление немножко другое. Но после 5-ти лет работы выпускники других школ подтягиваются до столичного уровня.

Какие работы молодых сотрудников вы бы отметили?

Например, банк на Профсоюзной улице. Это - целиком и полностью идея Лены Ганнушкиной. Хорошей графикой обладает Маша Литовская… Их много, молодых и талантливых. Я получаю большое удовольствие, работая с ними. Очень радуют «молодые» проекты, несущие индивидуальность.

Значит, у Москвы еще есть шанс возродиться, ведь придет следующее поколение талантливых архитекторов…

Конечно. Но ведь не только от нас все зависит. Специалисты должны находиться и у власти. Специалисты с высоким уровнем культуры и образования. Ведь это непросто - построить здание. В процессе участвует огромное количество людей, тратится много сил, средств и времени. И вот, когда твое детище получает «свидетельство о рождении», законную прописку, это уже – часть города. В каждом доме живут люди со своими историями и судьбами. И как это ни парадоксально, своими объемами, пространственными решениями и интерьерами дом воздействует на сознание человека. Они живут, вырастая с этим образом. Взять и просто уничтожить старое здание - чудовищно! Пока что с градостроительной политикой другим странам повезло больше.

А у вас есть любимый московский район или, быть может, любимый город, которые вы могли бы привести в пример?

Мне близок север Москвы. Район Динамо, Лесная улица, Новослободская. Здесь я родился, здесь я работаю. На мой взгляд, самый красивый дом - дом архитектора Булгакова на Колхозной площади. А что касается города, мне нравится архитектура Торжка. Он хорошо сохранился, так как не был революционным и выгодно стоит в стороне от дороги из Петербурга в Москву. Здесь была крепка купеческая психология - это видно и по архитектуре. Торжок избежал разрушений в советский период, но он разрушается сейчас. Надеюсь, что новая волна капиталовложений позволит ему сохраниться, как сохранились маленькие города Италии.


Анна Добровольская


Проекты и постройки Мастерской архитектора Б.А.Шабунина можно увидеть на сайте http://www.h.architektor.ru


главная

Copyright 2021 archinfo.ru
Информационное агентство "Архитектор"
Свидетельство о регистрации ИА №ФС1-02297 от 30.01.2007
Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия
??cвЁ-?@Mail.ru Rambler's Top100 SpyLOG HotLog